Рыжая на голову Сова
Вот так кончаются слова, и начинается любовь (с)
Ты сидишь в тёплом уютном кресле. В комнате царит синий полумрак. Лёгкий весенний ветер играет занавесками на раскрытом окне. За стеной нежно плачет гитара.
Вдруг как бы из ниоткуда в комнате появляется белая лошадь, уверено шествует к открытому окну, лишь на секунду замирая перед тобой, как бы призывая: «Пойдём!». Вышагивая наружу. Ты покорно следуешь за ней, шагаешь в окно, сначала робко и несмело, затем всё увереннее ступая по невидимой лестнице. Попадаешь во двор.
Но это уже не то знакомое тебе с детства место, это площадь средневекового города. На площади толпится народ. Слышны крики: «Ведьма! На костёр её!». Двое рослых молодых людей ведут девушку с рыжими растрепанными волосами и большими зелёными глазами к куче хвороста со столбом посередине. Привязывают. Поджигают. Самое страшное, девушка не кричит, не отбивается, а поёт удивительно чистым и сильным голосом. Руки девушки, охваченные пламенем, превращаются в крылья, и вот перед тобой уже не человек, а птица. Феникс вылетает из пламени, делает круг над площадью, опаляя лица людей, застывших в восторженном ужасе и опадает пеплом на свой костёр, дабы когда-нибудь возродиться.
Пространство начинает искажаться, середина как бы приближаться, края удаляются, и ты понимаешь, что видел кошмарную сцену аутодафе в мутном тумане хрустального шара. Оглядываешь комнату: зарешеченное окно-бойница, книги, свитки пергамента, гусиные перья свалены на полу кучей. К стене прикреплён чадящий факел.
Крепость, где ты находишься, в осаде. Мимолётный взгляд в глубины шара – и ты видишь, что враги уже прорвались за стены, защитники пока держатся, но надолго ли? И ты понимаешь, что книги не должны попасть в руки к захватчикам. Хватаешь со стены факел, бросаешь в груду бесценных предметов на полу. Огонь с радостью принял свою пищу, пламя весело побежало по страницам древних фолиантов. А ты тем временем снимаешь решётку с окна. Смотришь вниз. Высоко. Но лучше такая смерть, чем в огне пожара или в плену под пытками… Закрываешь глаза и делаешь шаг…
Не падаешь – летишь. Под тобой проносятся леса, деревни, озёра, реки. Люди, видящие тебя с земли, оглашая окрестности криками: «Синяя птица! Птица удачи! Лови её!». Ты смотришь на своё крыло цвета морской волны, и восторг переполняет твою душу.
Влетаешь в окно чердака и понимаешь, что ты снова человек, сидишь на столе в заваленной хламом комнатке… Поспешно спускаешься на пол. Оглядываешься. Видишь кованый сундук с замком, связку ключей. Но их слишком много, а в сундуке наверняка что-то очень важное. Времени нет совсем, ты с сожалением проходишь к двери, открываешь её…
Свет тысячи свечей сначала ослепил тебя после полумрака чердака. Бальный зал поразил тебя своим великолепием. Пёстрые наряды дам, мелькающие в бешеном темпе, волшебная музыка, льющаяся непонятно откуда, смесь ароматов духов, сирени и пряностей – всё это захватывает тебя в водоворот танца…
Кажется, в этот чудесный вечер с тобой танцевали все… Но вот последние свечи гаснут, и ты с ужасом понимаешь, что все те люди, кружившие тебя в сумасшедшем танце, всего лишь куклы. Мрачную торжественную тишину зала нарушает мелодичный перестук копыт по паркету.
Старая знакомая, белая лошадка… Пробегает к выходу из зала, приостанавливаясь перед тобой и как бы призывая: «Пойдём!». Ты идёшь за лошадкой, оказываешься в галерее, освещённой лишь светом луны, струящимся откуда-то из-под потолка. Ты протягиваешь руку перед собой, к двери, постепенно проглядывающей из темноты галереи. С замиранием сердца толкаешь створку…
Непроизвольно заслоняешь глаза рукой: ты стоишь на залитой солнцем поляне, под ногами всё пестро от тысячи цветов, хороводов бабочек над ними; вокруг – тишина, но это не мёртвое молчание склепа, это живая тишина природы, нарушаемая трелями птиц и стрёкотом мириад кузнечиков в траве. На краю поляны растёт раскидистое старое дерево, радующее в полдень уже одним своим присутствием. Ты садишься на землю, с удовольствием протягивая натруженные ноги и прислоняясь спиной к шершавому стволу дерева…
Открываешь глаза…
Ты сидишь в тёплом уютном кресле. В комнате царит синий полумрак. Лёгкий весенний ветер играет занавесками на раскрытом окне, а за стеной нежно плачет гитара.